23:00 

Ennor
C'est la vie
Ты сидишь за письменным столом, поставив ноги в теплых носках на подставку и откинувшись на высокую спинку стула. Перед тобой – любимая тетрадка с черной обложкой. Маленькая книга. Твоей жизни. Чуть желтоватые страницы в широкую линейку, кожаная обложка. На полях рисунки. На страницах стихи. Местами кляксы от упавших на бумагу слез.

Ты кажешься очень тонкой, милой и потерянной.

В руке ручка. Снова и снова пытаешься написать письмо. Так, чтобы понял он, чтобы поверил, вновь повернулся к тебе лицом, обнял и… И чтобы было все хорошо как в сказке, во сне, в той мечте, которую ты лелеяла. Невозможно донести до другого человека то, что ты сама не понимаешь.

Закрываешь глаза, снова и снова возвращая себя в те дни, где оставила сердце, принеся его в жертву золотистым искоркам кофейных глаз. Боль выгибает тебя дугой, ты падаешь на стол, неловко закрыв лицо руками.

Он очаровал тебя. Околдовал. Захватил полностью. Своей бешеной, почти животной энергетикой. Ты помнишь… От него пахнет диким зверем. Волком-одиночкой. Но одиночкой, за которым хочется спрятаться. Чьей музой хочется стать. Если бы ты мыслила системно, ты смогла бы понять, почему вас притянуло друг к другу на первых порах. Вождь и его Муза. Ха, история стара, как мир…

Зрительное чувство поглотило тебя, вспыхнув, вызвав цепную реакцию. Ты раскрылась ему навстречу, несмотря на обещание самой себе: не доверять. Глупенькая… ты никогда не научишься уходить от людей… Хотя….


Нежность прошлых дней – боль настоящего

Вы расстались, клятвенно пообещав друг другу встретиться опять. Ты стояла около вагона, сжав в пальцах отвороты его рубашки, приближая лоб к его губам:

- Только смотри не найди себе там кого-нибудь, - срываясь на шепот, выговаривала то, что мучило больше всего и отравляло блаженство отпуска.

Ты помнишь - и сейчас отчетливо представляешь, как насмешливая улыбка тронула его губы, а в темно-кофейных глазах вспыхнули смешливые искорки. И… напряжение.

- Я – нет, зачем мне это надо? – ты почти видишь, как он пожал плечами, сильнее стиснув тебя в объятиях, ты помнишь, как его ладони сквозь несколько слоев ткани жгли кожу, напоминая, напоминая… - Скорее ты себе кого-то найдешь.

И тоже выговорил свой страх. Ты не плачешь. Плакала ночь, прижавшись к его плечу, во сне обнимая его руку и растворяясь в тепле его тела. Ты запомнила его огромным, диким и горячим. И сейчас, напрягая все доступные тебе силы, стараешься не плакать. Грудь разрывает от боли, но глаза оставались сухими.

Уверенно качаешь головой: нет. Уже тогда ты чувствовала, что - нет, не найдешь. Никого. И эта мысль испугала, обожгла – и скрылась в глубине сознания, залегла до лучших времен.

Спасение в стихах

В тетрадку неровным, нервным почерком срываются строки стиха.

Я люблю тебя так, что весна отступает,
И от чувства такого бежит.
Я боюсь тебя так, что порою теряюсь
И молчу, не решаясь пройти.
Я хочу тебя так, что до искр в глазах,
До разорванных в мясо ладоней
И тебе до того ничего не сказав –
Я люблю тебя! Смело и больно.
Засыпаю одна. Закусила губу,
Замираю во власти волненья.
Я хочу к тебе так, что уже не могу,
Хоть сказать я об этом не смею.

Шепчешь строчки. Голос дрожит, щеки горят, будто ты говоришь это ему. Город-то серый. Ты не знаешь, что цепляешься за образ и человека, выстраивая уже порванную эмоциональную связь, мучаясь, терзая себя стихами и музыкой.

А город-то серый…

Со временем ты интуитивно поняла, что ограничивать мир одним чувством нельзя. И начала заниматься творчеством, отдавать себя семье, помогать друзьям. Неосознанно ты толчками, пинками и уговорами заставляешь себя развивать зрительный вектор, грозящий при обрыве эмоциональной связи уйти в минус. Зрение упало. И способность наслаждаться каждым мгновением жизни оставила тебя.

Кажется, ты похудела, посерела и словно слилась с интерьером. Какая же ты… многогранная. И все-таки играешь, идешь до последнего во всем. Ва-банк! Проигрыш – пустота. А что за ней?

Раскачиваешь себя страхом, полюбила ужастики, но удовлетворения не хватает. Выходишь вечерами из дома, но уже через десять минут возвращаешься обратно, подгоняемая предчувствием и памятью о жутких происшествиях в твоем районе.

Буран

Мы на трассе.
Ты сидишь в машине с друзьями, испуганно смотришь в окно. И видишь только белую стену. Снег. Буран. Машина плетется с черепашьей скоростью. Ты видишь другие автомобили, вернее, их фары, ты видишь, как ветер заворачивает снежный поток, рисуя перед твоими глазами фантастические, страшные картины. Ты не закрываешь глаза, напротив, распахиваешь их, даже подаешься вперед…

Машина замирает в нескольких сантиметрах от края. Ограждение замело. И дальше – только пропасть. Ты боишься вдохнуть. Сердце рвет клетку изнутри. В голове мысль – я не успела ему сказать.

Автомобиль стоит, останавливаются и другие водители. Далеко впереди – огромная авария, куда так легко было попасть. Ты понимаешь, что…

Рождение улитки

Ты злишься. Сидишь за столом, прижав колени в груди. И злишься. Вернее, испытываешь недовольство. Лицо спокойно, эмоций почти нет, но сильное для тебя и незаметное для окружающих напряжение заставляет надеть на уши наушники и включить Linkin Park.

Он не любил эту группу…

- Неважно, - шепчешь ответ ты, не осознавая, что говоришь вслух.

Почему они все не могут оставить тебя в покое? Тебе уютно, хорошо, не хочется ни с кем общаться. Ты ни по кому не скучаешь, тебе никто не нужен. Ты сидишь за компьютером, слушаешь музыку, играешь, думаешь о чем-то часами. Но настолько безлико, что мысли не складываются в образы, и их просто уносит, закручивает, затягивает глубже, глубже...

Тебе не нужен никто рядом! Присутствие людей раздражает. Зрительная потребность видеть его - ушла. Нет, ты не забыла… Но что-то сломалось внутри.

Город по-прежнему серый. Нехватка знаний и неуверенность в том, что ты выбрала правильный путь, заставили тебя с него сойти. Ты перестала общаться с родными, перестала обращать внимания на бедных, почти не выходишь из дома. Ты вежливая при прямом контакте и даже улыбаешься бабушке, но при первой возможности стараешься исчезнуть, уйти, испариться. В свою комнату, к столу. Сжаться в комок, стать меньше, незаметнее. Чтобы никто, никогда…

Но кофейные глаза?

- Он предал меня, - снова шепчешь ты в монитор, но тут же осекаешься. Не потому, что опять говоришь вслух, а потому, что сама не согласна с тем, что произнесла.

- Нет, - качаешь головой, - он не услышал меня.

В твоих мыслях – сплошная нежность и какая-то отрешенность. Нет зла. Нет страсти. Непонятное самой тебе чувство. Ты всегда видела мир. А теперь не можешь на него смотреть – закрываешь глаза, отворачиваешься.

Ты всегда была открыта миру, а теперь тебе невыносимо любое соприкосновение с ним.

Ты была жизнерадостна – а теперь молчалива.

Ты не понимаешь, что случилось, но по-прежнему тепло улыбаешься, вспоминая о кофейных глазах.

- А знаешь, в них зажигаются такие озорные золотистые огоньки, когда он улыбается! Как у мальчишки! – проговариваешь ты еле слышно, глядя в стену.

Да, я знаю.

URL
   

Эннор-эрн

главная